Top.Mail.Ru
Июльская поэзия: томление и ласка. Философия июля.
Гармония семейных отношений
Блог Веры Зайцевой

Июльская поэзия: томление и ласка

Дата: 08.07.2021 в 23:27
Рубрика: Рифмы жизни

Июльская поэзия: томление и ласка

Приветствую вас, дорогие друзья! Сегодня в рубрике "Рифмы жизни" продолжаю разговор о месяцах года в творчестве русских и современных поэтов. Тему назвала так «Июльская поэзия: томление и ласка...». Все двенадцать месяцев воспеты поэтами разных времен. Месяцы года, словно части одного бессмертного произведения, следуют один за другим. Но каждый год эта вечная симфония звучит по-разному.

Если представить лето в виде музыкального произведения, вступительная часть этой симфонии будет звучать особенно ярко. Ведь месяц июль – это середина долгожданного лета. Когда природа пробудилась, а солнце не жалеет своего живительного тепла, сердце настраивается на лирическую волну.

Пора цветения и света –
ИЮЛЬ горазд на ремесло.
В лесу хозяйничает лето,
С собой малины принесло.

Поляны вышиты со вкусом:
Ковёр богатый, расписной…
В траве рубиновые бусы
Пахучей ягоды лесной.

Июльская поэзия: томление и ласка...

Кажется, только еще вчера лето отмечало свой потрясающий дебют, радуя сердца трогательными соловьиными трелями. Но порог нашего общего дома по-хозяйски переступил июль, кардинально изменив программу волшебного действа. Он странный и загадочный этот второй месяц лета. Эти противоречия отражает июльская поэзия авторов разных поколений. Кстати, наши предки называли середину лета Серпень, что от слова серп.

Июльская поэзия: томление и ласка

Перемены заметны не только в природе, но и на лицах людей. Июльская поэзия описывает жаркий солнечный день, когда зной заставляет ребятню бежать наперегонки к речке, чтобы с обрыва сигануть в холодный поток. Июльские вечера тоже становятся раскаленными, а ночи душными. Но это не мешает поэтам творить свои лучшие произведения. Например, как у Михаила Лермонтова в любовно-медитативном стихотворении «11 июля»:

Между лиловых облаков
Однажды вечера светило
За снежной цепию холмов
Краснея ярко заходило,
И возле девы молодой,
Последним блеском озаренной,
Стоял я бледный, чуть живой,
И с головы ее бесценной
Моих очей я не сводил.
Как долго это я мгновенье
В туманной памяти хранил.
Ужель всё было сновиденье:
И ложе девы, и окно,
И трепет милых уст, и взгляды,
В которых мне запрещено
Судьбой искать себе отрады?
Нет, только счастье ослепить
Умеет мысли и желанья,
И сном никак не может быть
Все, в чем хоть искра есть страданья!               (Михаил Лермонтов).

Июльские вечера...

Сравнение среднего летнего месяца с созревшим плодом не будет преувеличением. Июль – зенит, макушка лета. Этот медовый месяц  в старину называли «липец», потому что только в июле зацветает липа. А липовый мед, как известно, самый вкусный и полезный.

Июль, июль — макушка лета...
Паденья яблок сладкий звук,
И день застенчивый с рассвета,
Грохочет после полдня вдруг.

Пошёл грибами лес хвалиться,
Осины лист примерил медь,
И в поле выцветшего ситца
Уже тропу не разглядеть.                    (Михаил Садовский).

Июльская поэзия: томление и ласка

А Иннокентий Анненский искренне радуется в своих сонетах возможности пить благоуханье из чаши ливней золотых.

Не слыхать ещё тяжкого грома за лесом, —
Только сполох зарниц пробегает в вершинах…
Лапы елей висят неподвижным навесом,
И запуталась хвоя в сухих паутинах…

Если ж молния вспыхнет, как пламя над горном,
Раскрываются чащи в изломах неверных,
Точно древние своды во храмах пещерных,
В подземелье Перуна, высоком и чёрном!                     (Иннокентий Анненский).

Особое место в поэтическом наследии занимает тема летних вечеров. Так просто излагает наступление вечера русский литератор и композитор Серебряного века, первый в России мастер свободного стиха поэт Михаил Кузмин в стихотворении «Тягостен вечер в июле...».

Тягостен вечер в июле,
Млеет морская медь…
Красное дно кастрюли,
Полно тебе блестеть!

Спряталась паучиха.
Облако складки мнет.
Песок золотится тихо,
Словно застывший мед.

Винно-лиловые грозди
Спустит с небес лоза.
В выси мохнатые гвозди
Нам просверлят глаза.

Густо алеют губы,
Целуют, что овода.
Хриплы пастушьи трубы,
Блеют вразброд стада.

Скатилась звезда лилово…
В траве стрекозиный гром.
Все для любви готово,
Грузно качнулся паром.                (Михаил Кузмин).

Июльская поэзия: томление и ласка

Тему жарких июльских вечеров подхватывает поэт Дмитрий Мережковский в стихотворении «Июльским вечером следил ли ты порою...»:

Июльским вечером следил ли ты порою,
Как мошек золотых веселые стада
Блестят и кружатся над дремлющей рекою
В тот тихий час, когда янтарною зарею
Облито все – тростник и небо, и вода?.

Так перед тем, чтоб навсегда
Нам слиться с вечностью немою,
Не оставляя за собою
Ни памяти, ни звука, ни следа, —
Мы все полны на миг любовью и весною;

Потом, – не ведая, зачем, куда —
Уносимся мгновенною толпою,
Как мошек золотых веселые стада
В июльских сумерках над дремлющей рекою…           (Дмитрий Мережковский).

Вслед за Мережковским  русская поэтесса Зинаида Гиппиус в стихотворении «Вечер» продолжает свое описание июльского вечера – «спускается на землю бледный мрак...».

Июльская гроза, шумя, прошла.
И тучи уплывают полосою.
Лазурь неясная опять светла…
Мы лесом едем, влажною тропою.

Спускается на землю бледный мрак.
Сквозь дым небесный виден месяц юный,
И конь все больше замедляет шаг,
И вожжи тонкие, дрожат, как струны.

Порою, туч затихнувшую тьму
Вдруг молния безгромная разрежет.
Легко и вольно сердцу моему,
И ветер, пролетая, листья нежит.

Колеса не стучат, по колеям.
Отяжелев, поникли долу ветки…
А с тихих нив и с поля, к небесам,
Туманный пар плывет, живой и редкий…

Как никогда, я чувствую — я твой,
О милая и строгая природа!
Живу в тебе, потом умру с тобой…
В душе моей покорность — и свобода.                  ( Зинаида Гиппиус).

Июльская поэзия: томление и ласка

В тему июльских вечеров вступает русский поэт Федор Сологуб в стихотворении «Июль». Он так нежно, как кружева, вплетает в каждую строчку прекрасные эпитеты – «сгорает день, как фимиам, тихонько тают облака, блестит песок по берегам...»:

Сгорает день, как фимиам,
Тихонько тают облака,
Блестит песок по берегам,
И, обмелев, журчит река.

А где поглубже, слышны в ней
И плеск, и смех, и крик детей.
Одежды сбросив на песок,
Плывут. Им дышится легко;
Удары их проворных ног
Взметают брызги высоко;
И раздаются, как звонки,
По всей реке их голоски.

Порой промчится ветерок,
И, как ребёнок, он шумлив;
Там приподымет он песок,
Там закачает ветви ив,
Что наклонились над рекой…
А после снова тишь и зной.

Прохладой веет наконец,
Склонилось солнце на закат,
И, как сверкающий венец,
Над ним пурпурных тучек ряд.
И вот выходят рыбаки
Отвсюду на берег реки.

Вот мальчик на мели стоит,
И мимо обнажённых ног
Вода шумливая бежит,
Колышет легкий поплавок;
Вот в реку сходит и другой,
И скоро пёстрою толпой
Ребят усеяна река,
И каждый чутко, чутко ждёт
И глаз не сводит с поплавка.

А солнце блещущее льёт
На них лучей косых поток, —
И веет свежий ветерок.                          (Федор Сологуб).

Философия июля...

Чувство прекрасного знакомо каждому человеку, но именно мастера красивого слова точно и лаконично могут передать самые тонкие оттенки этих настроений. Отличается июльская поэзия не только разнообразной палитрой красок и выразительных эпитетов, в ней много говорится о философии жизни.

Свежий запах душистого сена
Мне напомнил далекие дни,
Невозвратного светлого детства
Предо мной загорелись огни;

Предо мною воскресло то время,
Когда мир я безгрешно любил,
Когда не был еще человеком,
Но когда уже богом я был.

Мне снятся родные луга,
И звонкая песня косца,
Зеленого сена стога,
Веселье и смех без конца.

Июльского дня красота,
Зарница июльских ночей,
И детского сердца мечта
В сияньи нездешних лучей.

Протяжное пенье стрекоз,
Чуть слышные всплески реки,
Роптание лип и берез,
В полуночной тьме светляки.

И все, что в родной стороне
Меня озарило на миг,
Теперь пробудило во мне.
Печали певучий родник.

И зачем истомленною грудью
Я вдыхаю живой аромат;
Вспоминая луга с их раздольем,
И забытый запущенный сад?

Свежий запах душистого сена
Только болью терзает меня:
Он мне душною ночью напомнил
Отлетевшие радости дня.                           (Константин Бальмонт).

Июльская поэзия: томление и ласка

А русский поэт Константин Романов в своем произведении «Летом» сравнивает жизнь человека с этим жарким временем года. Автор не скрывает личной печали о давно ушедших днях.

Давно черемуха завяла,
И на сирени средь садов
Уж не качались опахала
Благоухающих цветов.

По длинным жердям хмель зеленый
Вился высокою стеной,
И рдели пышные пионы,
Нагнувшись низко над травой.

Гляделись звезды золотые
В струи прозрачные реки,
И словно очи голубые
Во ржи синели васильки.

Мы дождались средины лета,
Но вешних дней мне было жаль,
И с этой радостью расцвета
Прокралась в душу мне печаль.

Лишиться вновь мне страшно стало
Всего, чем жизнь так хороша,
Чего так долго сердце ждало,
Чего так жаждала душа!                           ( Константин Романов).

Философию лета продолжает поэт Георгий Адамович: «Я ненавижу тьму глухую томительных июльских дней...».

Опять брожу. Поля и травы,
Пустой и обгорелый лес,
Потоки раскаленной лавы
Текут с чернеющих небес.

Я ненавижу тьму глухую
Томительных июльских дней,
О дальней родине своей,
Как пленник связанный, тоскуя.

Пусть камни старой мостовой
Занесены горячей пылью,
И солнце огненные крылья
Высоко держит над Невой,

Но северная ночь заплачет,
Весь город окружит кольцом,
И Всадник со скалы поскачет
За сумасшедшим беглецом…

Тогда на миг, у вечной цели,
Так близко зеленеет дно,
И песни сонные в окно
Несут ленивые свирели.                  (Георгий Адамович).

Июльская поэзия: томление и ласка

Граф Петр Иванович Капнист русский писатель, драматург и поэт прямо и четко в стихотворении « В июле» выносит определение месяцу – «я не люблю погоды жаркой....»:

Я не люблю погоды жаркой,
Когда в июльский день без туч
Язвительный и слишком яркий
Пронзает душу солнца луч.

В изнеможенье, в ослепленье
Выносишь зной едва дыша;
В каком-то смутном отупенье
Тогда и тело и душа...

Лениво жизнь тогда влачится:
Я засыпаю наяву;
Но и во сне мне этом снится,
Что жизнью сонной я живу...              (Петр Капнист).

Июльские жаркие ночи

Радует июль щедростью своего стола. Гнутся от тяжести плодов деревья в саду, поспевают овощи на грядках.  В начале июля, как раз под ночь на Ивана Купалу, женщины по традиции собирают лекарственные травы и корешки. Есть такое поверье, что собранные в эту чудесную ночь растения обладают невероятной целебной силой.

Купальская ночь самая таинственная, и во многих уголках до сих пор по традиции разжигают костры, а девушки водят хороводы. Так, в своем коротком стихотворении русский поэт Федор Тютчев рассказывает, как не остывшая от дневного зноя летняя ночь наполняется грозовыми всполохами.

Не остывшая от зною,
Ночь июльская блистала…
И над тусклою землею
Небо, полное грозою,
Всё в зарницах трепетало…

Словно тяжкие ресницы
Подымались над землею,
И сквозь беглые зарницы
Чьи-то грозные зеницы
Загоралися порою…                      (Федор Тютчев).

Июльская поэзия: томление и ласка

Красочно описывает писатель и поэт Иван Бунин ночные ожидания ливня:

Не слыхать ещё тяжкого грома за лесом, —
Только сполох зарниц пробегает в вершинах…
Лапы елей висят неподвижным навесом,
И запуталась хвоя в сухих паутинах…

Если ж молния вспыхнет, как пламя над горном,
Раскрываются чащи в изломах неверных,
Точно древние своды во храмах пещерных,
В подземелье Перуна, высоком и чёрном!              ( Иван Бунин).

Но сердце поэта июльской ночью волнуют и совсем иные чувства. Например, для Александра Блока раскаленная от невыносимого зноя ночь в июле стала напоминанием о прошедшей любви. И поэт грезит о новой встрече.

Распаленная зноем июльская ночь…
Не смыкайтесь, усталые вежды мои!
Улетайте вы, сны, отлетайте вы прочь!
Наяву я пойму сновиденья любви!

В эту ночь беспредельную, дева моя,
Мое сердце больное тебе передам,
Где кипит без конца молодая струя,
Где порывы любви посвящались богам!             ( Александр Блок)

Не мешает духота июльской ночи размышлять о смысле жизни Владимиру Набокову. Он посвятил свои лучшие строки душевным переживаниям самому светлому чувству – любви.

В июле я видал роскошный отблеск рая:
Сжигал себя закат безумием цветным
И, радугой сплошной полнеба обнимая,
Сливался в алый луч над лесом голубым.

Не могут на земле соперничать с закатом
Ни яркостью — пион, ни нежностью — опал;
Дыханье притаив, волнением объятый,
Средь сонных скабиоз безмолвно я стоял.

Восторженной душой иль взором ослеплённым,
Казалось, в небесах я Бога нахожу;
Хотелось в этот миг быть радостным, влюблённым,
Чтоб в поцелуе слить святую красоту.

Увы… Как надо мной фантазия глумится!..
Как здесь я одинок — заката бледный паж!..
Ты слишком хороша, вечерняя царица,
И слишком много грёз рождает твой мираж.

Гляди, душа моя, и вы, мои надежды!
Ведь надо песни петь, ведь царствует любовь!
Я помню, я сомкнул задумчивые вежды,
И к сердцу прилила бушующая кровь.

Как эта красота меня очаровала!
Как жаждал я любви и как просил ея,
Молясь пред алтарём, где страстно догорало
Заката торжество, как и душа моя.

Как мучили меня сомненья и вопросы!
Вороны поднялись под тенью тонких туч;
Работники вдали свои точили косы,
Звучал далёкий лай, блистал последний луч.

Как будто слыша вздох, я тихо обернулся,
И… я нашёл её, желанную мою…
Она близка была; я молча улыбнулся
И руки протянул, и понял, что люблю…                (Владимир Набоков).

Июльская поэзия: томление и ласка

Налитое яблоко июля

Когда в разгаре лето, а зной даже мелкую живность загоняет в тень, к творческим людям приходит вдохновение. Оно, как спасительный глоток родниковой воды или дуновение освежающего ветерка, оберегает от полуденного зноя.

Восхищается красотой созревшего ячменного поля лирический певец серебряного века Игорь Северянин. Автор мастерски, словно художник уверенными мазками, расписывает июльское полотно колосящегося поля и тюлевое покрывало облаков над ним. Совсем скоро начнется жатва, а пока бойко идет сенокос, наполняя воздух ароматом свежескошенной травы.

В полях созрел ячмень.
Он радует меня!
Брожу я целый день
По волнам ячменя.

Смеется мне июль,
Кивают мне поля.
И облако — как тюль,
И солнце жжет, паля.

Блуждаю целый день
В сухих волнах земли,
Пока ночная тень
Не омрачит стебли.

Спущусь к реке, взгляну
На илистый атлас;
Взгрустнется ли, — а ну,
А ну печаль от глаз.

Теперь ли тосковать,
Когда поспел ячмень?
Я всех расцеловать
Хотел бы в этот день!                  ( Игорь Северянин).

Разве можно не заметить удивительные краски природы, когда бесконечная синева неба сливается с золотом спелых полей. Именно такой пейзаж описывает поэт Андрей Белый в своем стихотворении, посвященном июльскому жаркому дню.

Июльский день: сверкает строго
Неувлажненная земля.
Непрерывная дорога.
Непрерывные поля.

А пыльный полудневный пламень
Немою глыбой голубой
Упал на грудь, как мутный камень,
Непререкаемой судьбой.

Недаром исструились долы
И облака сложились в высь.
И каплей теплой и тяжелой,
Заговорив, оборвались.

С неизъяснимостью бездонной,
Молочный, ломкий, молодой,
Дробим волною темнолонной,
Играет месяц над водой.

Недостигаемого бега
Недостигаемой волны
Неописуемая нега
Неизъяснимой глубины.                  ( Андрей Белый).

Июльская поэзия: томление и ласка

Совсем другой настрой чувствуется в произведении Бориса Пастернака. Поэт сравнил второй летний месяц с баловнем, который таскает пух одуванчиков на своих одеждах, а потом разбрасывает его по дому.

По дому бродит привиденье.
Весь день шаги над головой.
На чердаке мелькают тени.
По дому бродит домовой.

Везде болтается некстати,
Мешается во все дела,
В халате крадется к кровати,
Срывает скатерть со стола.

Ног у порога не обтерши,
Вбегает в вихре сквозняка
И с занавеской, как с танцоршей,
Взвивается до потолка.

Кто этот баловник-невежа
И этот призрак и двойник?
Да это наш жилец приезжий,
Наш летний дачник-отпускник.

На весь его недолгий роздых
Мы целый дом ему сдаем.
Июль с грозой, июльский воздух
Снял комнаты у нас внаем.

Июль, таскающий в одёже
Пух одуванчиков, лопух,
Июль, домой сквозь окна вхожий,
Всё громко говорящий вслух.

Степной нечесаный растрепа,
Пропахший липой и травой,
Ботвой и запахом укропа,
Июльский воздух луговой.                 ( Борис Пастернак).

На вопрос поэта Иосифа Бродского о том, что есть хорошего в июле, можно найти много ответов. Впрочем, сам автор не скрывает, что, несмотря на нещадную жару и назойливых мошек, можно найти успокоение у речной воды.

Что хорошего в июле?
Жуткая жара.
Осы жалятся как пули.
Воет мошкара.

Дождь упрямо избегает
тротуаров, крыш.
И в норе изнемогает
Полевая мышь.

Душно в поле для овечки,
В чаще для лося.
Весь июль купайся в речке
вместо карася.                                (Иосиф Бродский).

Июльская поэзия: томление и ласка

Июльская песня для души

Наши предки неслучайно называли июль «красным летом». Природа щедро делится своими дарами, награждая усердных дачников богатым урожаем. Поэт Михаил Исаковский так охарактеризовал второй месяц лета, как счастливый момент для многих детей, связанный с каникулами, отдыхом и путешествиями. А также воспоминаниями об этой счастливой поре.

Пришло моё детство, пришло золотое
Июльской порою ко мне,
И так говорит, у завалинки стоя:
— Ты, что же, — опять в стороне?

Наверно, забыл, что поспела малина,
Что в лес отправляться пора?
Наверно, не знаешь — какого налима
Ребята поймали вчера?.

— Я знаю, — со вздохом сказал я на это, —
Да только уйти не могу:
Все наши работают в поле с рассвета,
А я вот избу стерегу.

Двухлетний братишка со мною к тому же, —
Не смыслит ещё ничего:
Уйдёшь — захлёбнется в какой-нибудь луже
Иль бык забодает его.

И куры клюют огурцы в огороде, —
Хоть палкой их бей по ногам!
Сгоню их — они успокоятся вроде,
А гляну — опять уже там…

Так я говорил — деловито, печально,
Желая себя оправдать…
И, палочкой белой взмахнув на прощанье,
Ушло моё детство опять.                              ( Михаил Исаковский).

А как прекрасен и поэтичен июльский вечер в стихотворении Ольга Берггольц «Перешагнув порог высокий...» — «июльский вечер светлоокий спускался медленно с высот».

Перешагнув порог высокий,
остановилась у ворот.
Июльский вечер светлоокий
спускался медленно с высот.

И невский ветер, милый, зримый,
летел с мостов гремя, смеясь…
… Но столько раз мне это снилось,
что не обрадовалась я.

Я не упала тут же рядом
в слезах отважных и живых,—
лишь обвела усталым взглядом
унылый камень мостовых.

О, грозный вечер возвращенья,
когда, спаленная дотла,
душа моя не приняла
ни мира, ни освобожденья…                      (Ольга Берггольц).

Июльская поэзия: томление и ласка

А поэт Михаил Матусовский сравнивает июль, середину лета, с серединой юности «близко ли, далёко ли, голос слышен где-то. Середина юности, середина лета...»:

День июльский тянется
Весело и длинно.
Земляника кончилась,
Подошла малина.

Вся земля по-девичьи
В пёстрое одета.
И стоит в сиянии
Середина лета.

Я хочу, чтоб до света
Ты со мной встречалась,
Чтобы полночь звёздная
Вовсе не кончалась.

Близко ли, далёко ли,
Голос слышен где-то.
Середина юности,
Середина лета...                      (Михаил Матусовский).

Но даже для душного июльского дня, когда улицы города изнывают от жары и гудят как пчелиный улей, можно найти душевные слова. Так поступила поэтесса Белла Ахмадулина, посвятив свое стихотворение второму летнему месяцу.

Очень скоро яблоки
Станут веткам в тягость.
Мы и не опомнимся,
Как наступит август.
И берёт нас за душу
Каждая примета.

Счастье быстротечное,
Середина лета
Этот месяц зовется июлем –
И неистово мы караулим
Мимолетного облака тень.

В солнцепеке великом и лютом
Только море прощает и любит
Толчею наших страждущих тел.
Этот месяц зовется июлем –
И, гудящая приторным ульем,
В пекле улиц теснится жара.

Неужели, хранимая лугом,
Где-то полнится холодом лунным
Та река, что и ныне жива?
Этот месяц зовется июлем –
Рисовальщик, малюющий углем,
Он чернит наши спины и лбы.

Мы устали, мы загнаны в угол,
И над югом, объятым недугом,
Скорбно высятся горные льды.
Этот месяц зовется июлем –
Он дерзил нашим скромницам юным
И на нет их наряды сводил;

Сам Ерцаху сегодня безумен –
Слыл бессмертным и все-таки умер
Снег его поднебесных седин.

Этот месяц зовется июлем –
Мы сгораем, но все ж не горюем,
Воедино нас жажда свела.
Ах, июлем наш пир именуем –
Мы пируем, и нас не минуют
Мамалыга и чаша вина!                              (Белла Ахмадулина).

Июльская поэзия: томление и ласка

Но славится это особое летнее время песнями. Хотя на поля уже не выходят жнецы и косцы, а все работы выполняет техника, но душевные песни льются из окон домов, а по вечерам их воодушевленно исполняют самобытные артисты. Эти современные тренды отражают в своих стихах современные поэты, сдабривая стихотворные строки порцией здорового юмора. Точно также, как в стихотворении Александр Твардовский «Июль — макушка лета...»:

Июль — макушка лета, —
Напомнила газета,
Но прежде всех газет —
Дневного убыль света;

Но прежде малой этой,
Скрытнейшей из примет, —
Ку-ку, ку-ку, — макушка, —
Отстукала кукушка
Прощальный свой привет.

А с липового цвета
Считай, что песня спета,
Считай, пол-лета нет, —
Июль — макушка лета.                 (Александр Твардовский).

В тональность народным певцам подпевают птицы. Обычно к концу июля уже встает на крыло молодое поколение пернатых. Поэтесса Наталья Астафьева в стихотворении «Птенцов накормят птицы в зеленые июли...» как бы сравнивает животный мир с жизнью большого города — «жизнь копошится в почве, и спит в корнях растений...».

Птенцов накормят птицы в зеленые июли.
Весной взыграют рыбы под синей толщей льда.
В леса умчатся звери. И в копоти и в гуле
живут своею жизнью большие города.

Жизнь копошится в почве, и спит в корнях растений,
И ползает по листьям, ссыпая вниз навоз,
Ни снега не боится, ни серных испарений,
В могилах зарождаясь и в сердцевинках роз.

И кто ее придумал, настырную такую,
Тот мог быть лишь безумцем, приснить в кошмарном сне.
Кишмя кишащей массой плодясь, толпясь, ликуя,
Она в воде не тонет и не горит в огне.                             (Наталья Астафьева).

Как видим, июльская поэзия многогранна, как сам этот летний месяц. Но знакомство с лучшими произведениями мастеров слова обязательно подарит отличное настроение.

Июльская поэзия: томление и ласка

Неуловимый запах лета...

Природа дарит человеку разные благодати, и мы должны благодарить ее за эти дары. А выражать свою благодарность можно в песнях и стихах. Конечно, именно в июле можно отправиться в путешествие. Именно так поступил поэт, автор многих известных песен Юрий Визбор. Он отправился на Памирское плато, чтобы увидеть, как на фоне синего неба пылает июльский снег.

Июльские снега — не спутай их с другими.
Июльские снега, Памирское плато…
Приветствую тебя! Твержу твоё я имя,
Но ветры мне трубят типичное не то.

А мне твердят одно: ты должен быть, ты должен,
Прозрачным как стекло и твёрдым как наган.
В июле будет зной, а в январе морозы.
А мне пример такой — июльские снега.

Всё вроде хорошо, и всё в порядке вроде.
Я там-то всё прошёл, я там-то не солгал.
Привет тебе, привет! Как памятник свободе,
Пылают в синеве июльские снега.                                  ( Юрий Визбор).

Конечно, не все могут себе позволить такую роскошь как отпуск. Но можно провести выходные дни за городом или в деревне. Насладиться запахами скошенной травы, почувствовать, наконец, запах лета. Совсем, как у поэта Терентия Травника в стихотворении «Ваша кожа пахнет летом...»:

Ваша кожа пахнет летом –
Свежескошенной травой,
Ночью пахнет и рассветом,
И жемчужною росой.

Ваши руки пахнут лаской
Нежных полевых цветов.
Вы – ромашковая сказка,
Вы – букет июльских снов.

Ваши волосы, что волны
Пересолнечных ветров.
Невозможно Вас исполнить,
Нет подобных в мире слов.

И ни красок, ни звучаний
Мне для Вас не подобрать,
Ни корней, ни окончаний,
Ни приставок не сыскать.

Только еле уловимый
Запах лета – летний дым.
Только невообразимый
Мир невиданных картин.                   ( Терентий Травник).

Июльская поэзия: томление и ласка

А поэтесса Наталья Самоний советует прятаться от испепеляющего зноя в тени подсолнухов. Она сравнивает золотой июль со знаменитыми Вангоговскими подсолнухами.

Вангоговским подсолнухом
Расцвёл июль златой.
С жарою необузданной
Ветра вступили в бой.
Но с нею им не справиться,
Сражаться не резон:
Лишь ливни хладнокровные
Возьмут её в полон.

Вангоговскою сочностью
Цветёт пейзаж полей.
Но зной не знает жалости,
Как злобный ворожей,
Желает разнотравие
Свести, да в сухоцвет…
С жарою бессердечною
В июле сладу нет.

Вангоговскими красками
Цветёт июльский день.
И хочется в подсолнухи,
Прилечь под ними в тень,
Чтоб скрыться, хоть ненадолго,
От солнечных лучей…
Когда июль безжалостен,
Как злобный ворожей.                 (Наталья Самоний).

Знакомясь с лучшими творениями мастеров слова, трудно не заметить, что и классические стихи и произведения современных авторов об июле описывают в ярких красках не только природу, но также простые человеческие чувства. Например, можно задуматься о смысле жизни в маршрутке. Ирина Самарина наблюдала, как люди смотрят друг на друга, а потом свои наблюдения в стихах изложила на листе бумаги.

Как люди смотрят, друг на друга —
Я не устану наблюдать …
В одних глазах … шипела вьюга,
В других — Господня Благодать …

А я, в маршрутке, у окошка
Смотрю, с опаскою, в глаза …
В одних глазах — харизма кошки,
В других — июльская гроза …

В одних глазах, грохочет ревность,
В других — способность доверять …
В одних глазах … стеснялась бедность,
В других — богатства не объять …

Неважно, сколько стоит юбка …
Не сможет, правду, скрыть наряд …
Важней, всегда, цена поступка
И то, что прячет … кроткий взгляд …

В глазах людей — избытки стресса,
Осколки радужной мечты …
В одних — судьба … без интереса,
В других — разряды красоты …

Одни глаза … спасут, поднимут …
Другие … топят без следа …
Одни — собой, весь мир обнимут,
В других — не слёзы, а вода …

Маршрутка, к дому, подъезжала …
Открылись двери нараспах …
А я, так много, прочитала
За полчаса, в людских … глазах.                (Ирина Самарина).

Июльская поэзия: томление и ласка

Июльский зной, всем хочется прохлады...

Когда воздух раскален до кипения, хочется найти надежное укрытие от зноя. И только в лесу можно спрятаться от палящего солнца, а заодно полакомиться ягодами, и собрать целебные травы. Поэтесса Людмила Щипахина пишет в стихотворении «Перемена Погоды» о том, как хорошо, когда погода меняется и «постоянство противно природе...».

Перемена погоды. Жара!
Вместо сырости, землю пронзившей,
Вместо тучи, потоки пролившей,
Вместо влажности липкой – с утра
Перемена погоды! Жара!

От июльского пекла в округе
Ртутный столбик как будто в испуге.
Опустила засохшая крона
Листья клёна сушить, как перчатки.
На расплавленной ленте гудрона
Торопливых шагов отпечатки.

На газоне земля – как кора.
Перемена погоды. Жара!

А потом, после душного зноя,
Напряжённое небо, сквозное.
Пыльный ветер темнит небосклон.
Словно кто-то смятение задал!

И барометр как в обморок падал.
Перемена погоды. Циклон!

Что в заливе с водой происходит?
То бунтует. То лаской исходит.
Отчего покидает светило
Всё, чему беззаветно светило?
Нет – ей-богу! – порядка в погоде.
Постоянство противно природе.

Да и мы, если быть откровенным, –
Тяготеем порой к переменам.                     (Людмила Щипахина).

Поэт Николай Ященко в стихотворении «Июльский зной, всем хочется прохлады...» сравнивает июльскую жару с раскаленной духовкой и «живое всё в тени спешит укрыться...».

Июльский зной, всем хочется прохлады,
Водой холодной жажду утолить,
Июльский зной, ломая все преграды,
Пытается рекорд  установить.

День раскалился жаркою духовкой,
Пылает солнце в синей вышине,
Движения замедленны, неловки,
Всё замирает в сонной тишине.

Но, нет, ещё не замолкают птицы,
Зной прибавляет жажды и забот,
Живое всё в тени спешит укрыться,
Безоблачен, палящий небосвод.

И, кажется, вот-вот исчезнут тени,
Мороженое тает в зное лени.                         (Николай Ященко).

Июльская поэзия: томление и ласка

Ласкает звуками душу мелодия июльского дождя. Поэтесса Лариса Миллер описывает июль, за которым следом мчался июльский дождик. Такой теплый и долгожданный.

А следом, следом шел июль,
Июльский дождик мчался следом,
Носили молоко по средам,
А по ночам на окнах тюль
Белел. А днем была жара.
Жасмина изгородь живая
Цвела, полдома закрывая,
А после дождика сыра
Была земля. Сыра, бела,
Бела от лепестков жасмина,
Которых целая лавина
Сошла. О Господи, дела
Столь утешительны Твои
Для слуха чуткого и взгляда,
Что больше ничего не надо,
Все остальное утаи.                                (Лариса Миллер).

После дождя – обязательно свежесть и прохлада. А июльская ночь очень нежная и ароматная у поэтессы Елены Капелька, где «теплый ветерок его – сон тоже, видно, прогоняет».

Дыханьем ветерка играет тюль…
Высотный дом… И небо — на ладони…
Ещё один свой день прожил июль
И дремлет он теперь в ночной истоме.

А аромат прохлады из окна
Тревожит чутко, пробегая мимо.
И вслед ему глядят остатки сна,
Преобразившись так неуловимо.

И в складках штор запутавшись слегка,
Стремятся пальцы ночь впустить пошире,
Летят со звездами в обнимку облака,
Желая, чтоб их взгляды приютили.

Но мир уж спит… Лишь редкий огонёк,
Спросонья улыбаясь, замигает,
Июльской ночи теплый ветерок
Его сон тоже, видно, прогоняет.              (Елена Капелька).

Июльская поэзия: томление и ласка

Ах, июльская ночь, как же ты коротка!

«Ах, июльская ночь, как же ты коротка!» восклицает поэтесса Валентина Хомякова в своем стихотворении «Июльская ночь».

Мы одни, тишина, тихо плещет волна,
Там вдали разгорелся закат,
Он пылает огнём, огромным костром,
Звёзды на небе ярко горят.

Ветерок так легко, нежно гладит лицо,
Обнимает за плечи меня,
А вокруг ни души, в этой странной тиши
Мы одни и лишь плещет волна.

Ах, июльская ночь, как же ты коротка!
Уж восход лентой алой вдали.
На траву упала роса — как свежа,
От прохлады вздрогнули плечи мои.

Ты накинул пиджак, обнимая меня
И боясь нарушить чудный покой,
Мы по тропке пошли с тобой не спеша,
Попрощавшись с ночной красотой.                        (Валентина Хомякова).

«Еле слышными шагами к нам июльский день идёт...». Поэтесса Ирина Бугримова утверждает, что июль не только идет, но и ведет за собой чистое голубое небо, летний гром, море синих васильков и разноцветную радугу.

Тучка синяя гуляла
В чистом небе голубом,
Вдруг дождинками упала
И раздался летний гром.

Там, где капельки упали,
Море синих васильков,
Там, где молнии сверкали,
Не осталось и следов.

Снова солнце в небе ясном
Озарило белый свет.
Расцвели ромашки в поле
И ненастья больше нет.

Разноцветною дугою
В небе радуга цветёт,
Еле слышными шагами
К нам июльский день идёт.               (Ирина Бутримова).

Июльская поэзия: томление и ласка

Июль никого не оставляет равнодушным. Для одних он, как сладкое томление, а к другим, как Владимиру Басалаеву, он ласковым ветром приходит во сне. Но в любом случае июль достоин внимания и красивых эпитетов: ведь в нем рифмы жизни пульсируют, как живая кровь.

Июльский ветер целый день
Деревьям заплетает косы.
Ему листву перебирать не лень:
Они  его об этом просят!

И он ласкает кудри их
Своею нежною рукою...
Не хочется, чтоб ветер стих
И их оставил вдруг в покое.

И отблеск солнца на листве,
И все деревья серебрятся....
Ночь ветер растворит во мгле,
Но его ласки долго снятся!                   (Владимир Басалаев).

Мы не будем говорить этому прекрасному месяцу: «Прощай!». Мы повторим, как в стихотворении «До свидания, Июль!» талантливой поэтессы Людмилы Ведерниковой, прощаясь с июльскими теплыми деньками, признаемся ему в любви. Навстречу ему уже спешит его старший брат. Уверяем, что не забудем его тепла и нежности и напоминаем, что новая встреча состоится ровно через год.

Незаметно Июль пробежал-
Месяц-ласка, верхушка лета.
Он нас нежным теплом баловал.
Были реки туманом одеты.

Солнце радостно рано встаёт,
Величаво лучами играет.
Облака,как серебряный флот-
Снежносерые барки- всплывают.

Иногда добрый дождик пройдёт
Мелкий,ласковый,словно сквозь сито.
Иль грозой напугает народ,
Но грозою не очень сердитой.

До свиданья, Июль, проходи,
Уступи место старшему брату!
Через год ждём тебя! Приходи!
Радуй нас! Согревай! До возврата!              ( Людмила Ведерникова).

Июльская поэзия: томление и ласка

Напоследок

Современные авторы в своих стихах упоминают, что июльская поэзия: томление и ласка. Можно бесконечно описывать этот месяц, подбирая для него самые красивые эпитеты. Каждый из нас воспринимает по-своему этот период года. Одним словом, в самый жаркий месяц года так не хватает прохлады.

Конечно, что именно в жару достают особенно мухи, осы и комары. В этот период не хочется думать о работе, но автор Людмила Ашеко уверяет, что опять наступит время ветров и сквозняков. Тогда-то душе захочется потянуться к работе «только выше и всё – вперёд!». Такой необычный вывод сделала поэтесса в своем произведении:

В перламутре июльских рассветов
Возникают симптомы жары.
Не хватает прохлады летом,
Осы, мухи да комары…

Нет спасенья от вязкой лени,
В доме скучная полумгла:
Шторы, спущенные для тени,
Запылённые зеркала…

И какие-то мини-пакости
Совершаются невзначай:
То сгниют помидоров мякоти,
То забродит вчерашний чай…

Не приемля жестокости боли,
Заставляю себя грешить –
Бью наотмашь бабочку моли,
Хоть противно маленьких бить.

И вина замутит сознанье,
А  в томленье жары добьёт
Нелюбимое состоянье –
Вязкой скуки горчащий мёд.

Но однажды, бесцветно — светел,
Поцелуем семи морей
Вдруг ворвётся в окошко ветер –
Сын пронзительных октябрей.

Парусами надует шторы,
В стадо туч собьёт облака,
И поймёшь, что наступит скоро
Время властного сквозняка.

Истомлённость ленивой плоти
Бодрость, словно насквозь, прошьёт,
И потянет душа к работе:
Только выше и всё – вперёд!                 (Людмила Ашеко).

Но не только поэты передают прекрасные чувства лета в своих произведениях, к ним присоединяются и музыканты. Прекрасные звуки музыки можно услышать в публикации, посвященной приходу лета – "Лето — любимое и долгожданное".

Предлагаю посмотреть видеоклип песни «Тополиный пух» в исполнении группы «ИВАНУШКИ Int.»

Спасибо вам за внимание, дорогие читатели! Если вам понравилась публикация и хотите больше знать о современной поэзии, то подписывайтесь на обновление статей в рубрике "Рифмы жизни". Также не забывайте рекомендовать статью своим друзьям в социальных сетях! Приглашаю посмотреть видеофильмы на моем канале You Tube.

Пусть у Вас всё будет хорошо, Вера.

Конечная заставка

Похожие статьи
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lang: :lol: :-pp