Top.Mail.Ru
Январская поэзия: великолепие и благодать.Всё в январе неуловимо...
Гармония семейных отношений
Блог Веры Зайцевой

Январская поэзия: великолепие и благодать

Дата: 22.01.2021 в 19:30
Рубрика: Рифмы жизни

Январская поэзия: великолепие и благодать

Приветствую Вас, дорогие друзья! Сегодня в рубрике "Рифмы жизни" продолжаю разговор о месяцах года в творчестве русских и современных поэтов. Тему назвала так «Январская поэзия: великолепие и благодать». Все двенадцать месяцев воспеты поэтами разных времен. Месяцы года, словно части одного бессмертного произведения, следуют один за другим. Но каждый год эта вечная симфония звучит по-разному.

В отечественной словесности январская поэзия занимает важное место, хотя данное направление появилось сравнительно недавно. Но, как для классиков, так и для современных мастеров красивого слова первый месяц года является достойным поводом для вдохновения. Какими невероятно насыщенными красками описывал Александр Сергеевич Пушкин в одной из сцен бессмертного произведения «Евгений Онегин» первый зимний день.

В тот год осенняя погода
Стояла долго на дворе,
Зимы ждала, ждала природа.
Снег выпал только в январе
На третье в ночь.
Проснувшись рано,
В окно увидела Татьяна
Поутру побелевший двор,
Куртины, кровли и забор,
На стеклах легкие узоры,
Деревья в зимнем серебре,
Сорок веселых на дворе
И мягко устланные горы
Зимы блистательным ковром.

Январская поэзия: великолепие и благодать

Несмотря на то, что ежегодно смена сезонов происходит по одному сценарию, мы не перестаем удивляться этим волшебным моментам. Особенно впечатляют удивительные краски природы в январе. Припущенные снежком ветви деревьев и застывшая под коркой льда речка – это главные темы, волнующие души художников и поэтов. Эта застывшая, как фотоснимок картина, поражает своей фантастичностью любого человека, вдохновляя на творчество.

Январская поэзия: великолепие и благодать

Новые поэтические ветра овеяли ледяным холодом сердце Михаила Лермонтова. Великий русский поэт сравнивает дыхание первого январского дня с балом, на котором «мелькают образы бездушные людей», скрывающих для приличия пустоту душ под масками.

Как часто, пестрою толпою окружен,
Когда передо мной, как будто бы сквозь сон,
При шуме музыки и пляски,
При диком шепоте затверженных речей,
Мелькают образы бездушные людей,
Приличьем стянутые маски;

Когда касаются холодных рук моих
С небрежной смелостью красавиц городских
Давно бестрепетные руки, —
Наружно погружась в их блеск и суету,
Ласкаю я в душе старинную мечту,
Погибших лет святые звуки.

И если как-нибудь на миг удастся мне
Забыться, — памятью к недавней старине
Лечу я вольной, вольной птицей;
И вижу я себя ребенком, и кругом
Родные всё места: высокий барский дом
И сад с разрушенной теплицей;

Зеленой сетью трав подернут спящий пруд,
А за прудом село дымится — и встают
Вдали туманы над полями.
В аллею темную вхожу я; сквозь кусты
Глядит вечерний луч, и желтые листы
Шумят под робкими шагами.

И странная тоска теснит уж грудь мою;
Я думаю об ней, я плачу и люблю,
Люблю мечты моей созданье
С глазами, полными лазурного огня,
С улыбкой розовой, как молодого дня
За рощей первое сиянье.

Так царства дивного всесильный господин —
Я долгие часы просиживал один,
И память их жива поныне
Под бурей тягостных сомнений и страстей,
Как свежий островок безвредно средь морей
Цветет на влажной их пустыне.

Когда ж, опомнившись, обман я узнаю
И шум толпы людской спугнет мечту мою,
На праздник незванную гостью,
О, как мне хочется смутить веселость их
И дерзко бросить им в глаза железный стих,
Облитый горечью и злостью!..                                         (М.Лермонтов).

Великолепие снежного января

Особенную любовь к новогодним праздникам питали поэты Серебряного века. Один из ярких представителей мастеров слова того периода Игорь Северянин сравнивает в своем стихотворении «Январь» с великим старцем, образ которого напоминает всем нам знакомого Дела Мороза.

Январская поэзия: великолепие и благодать

Этот волшебник зажигает Полярную звезду, а потом запрягает в сани оленей, чтобы отправиться на звездной упряжке в дальнее путешествие.

Январь, старик в державном сане,
Садится в ветровые сани, —
И устремляется олень,
Воздушней вальсовых касаний
И упоительней, чем лень.
Его разбег направлен к дебрям,
Где режет он дорогу вепрям,
Где глухо бродит пегий лось,
И где быть поэту довелось…

Чем выше кнут, — тем бег проворней,
Тем бег резвее; все узорней
Пушистых кружев серебро.
А сколько визга, сколько скрипа!
То дуб повалится, то липа —
Как обнаженное ребро.
Он любит, этот царь-гуляка,
С душой надменного поляка,
Разгульно-дикую езду…

Пусть душу грех влечет к продаже:
Всех разжигает старец, — даже
Небес полярную звезду!                               (И.Северянин).

Известный не многим современным читателям поэт начала Серебряного века Алексей Плещеев выбрал торжественную манеру поздравления: он пожелал мира всем трудящимся в новом 1884 году.

Всем трудящимся на благо
Стороны своей родной,
Всем ее ведущим к свету
И бестрепетной рукой
Высоко несущим знамя
Правды вечной и святой,
Всем, кто избрал подвиг трудный
И не ждет себе венца, —
Пожелаем нынче, братья,
Чтоб остались до конца
Верны чистым идеалам
В битве жизни их сердца.
Пожелаем, чтоб не меркнул
Правды луч в краю родном,
Чтоб волной широкой знанье
Разлилось повсюду в нем
И чтоб мира кроткий гений
Осенил его крылом!                            (А.Плещеев).

Январская поэзия: великолепие и благодать

Как любой литературный жанр, январская поэзия многолика. Столетие назад Дмитрий Минаев восторженно описывал первый день января, обращая внимание на «кружева модниц и рубины булавок».

Нового года лишь вспыхнет денница,
С раннего часа проснется столица.
В праздничный день никого не смутит,
Стонет ли ветер иль вьюга крутит,

Хлещет ли снегом в лицо непогода —
Всюду на улицах волны народа;
Мчатся кареты то взад, то вперед,
Смело шагает везде пешеход,

Словно с плеча его спала забота,
Словно свершилось великое что-то,
И словно сегодня — не то, что вчера…
Город проснулся и ожил с утра.

Хмурые лица — свежей и пригожей:
Барин в медведях, в тулупе прохожий,
Женщин головки в замерзшем окне…
Только невесело что-то всё мне…
............................................................
Кружева модниц, рубины булавок, —
Вот и герои Милютиных лавок,
Баловни счастья и щедрой судьбы…
Как металлически светят их лбы!

В лицах читаешь всю важность их целей:
«Устриц бы свежих, да свежих камелий!..»
Блеском нарядов смущается глаз —
Бархат, и соболь, и мягкий атлас,

Только ходи да записывай цены…
Моды столичной гуляют манкены,
И усмиряет капризный мой сплин
Выставка женщин, детей и мужчин.

Долго портные, модистки, торговки
Шили им к празднику эти обновки;
Жаль, что не шьют они новых идей —
Вот бы примерить на этих людей,

В мысли здоровой дать лучшую моду —
Как бы пристало-то к новому году!
Право, пристало бы… но, говорят:
Нам не к лицу незнакомый наряд…

Дальше смотрю я… фельдъегерь несется,
В ветхой шинельке чиновник плетется,
Тащит под мышкой старуха салоп,
Ванька, качаясь, заехал в сугроб,

И пред толпой разодетой, богатой
Тянет шарманка мотив «Травиаты»,
Плачет в сказанье каких-то потерь…
Вот и питейного здания дверь.

Дровни подъехали, словно украдкой,
Пар от мороза стоит над лошадкой,
Входит в питейный, с оглядкой, бедняк,
Чтоб, заложив свой последний армяк,

Выпить под праздник, забыться немного:
Завтра опять трудовая дорога,
Серые будни и ночи без сна.
Как не хватить зеленова вина!

Тут, одержим публицистики бесом,
Думал смутить бедняка я прогрессом,
Думал блестящий прочесть монолог:
«Пьянство-де страшный, великий порок,

Нового дела приспела минута...»
Но посмотрел — и замолк почему-то
И, как пристыженный школьник иной,
С новой досадой побрел я домой.                (Д.Минаев).

Январская романтика

Пульсирующие рифмы жизни, как вечные часы, звучат в строках Осипа Мандельштама, который не знает, «куда мне деться в этом январе?».

Куда мне деться в этом январе?
Открытый город сумасбродно цепок…
От замкнутых я, что ли, пьян дверей? —
И хочется мычать от всех замков и скрепок.

И переулков лающих чулки, и 
Улиц перекошенных чуланы —
И прячутся поспешно в уголки и
Выбегают из углов угланы…

И в яму, в бородавчатую темь
Скольжу к обледенелой водокачке
И, спотыкаясь, мертвый воздух ем,
И разлетаются грачи в горячке —

А я за ними ахаю, крича
В какой-то мерзлый деревянный короб:
— Читателя! советчика! врача!
На лестнице колючей разговора б!           (О.Мандельштам).

Январская поэзия: великолепие и благодать

Противоречивыми чувствами наполнены строки произведения Бориса Пастернака, описывающего революционный  январь 1919 года. Эта особенность нарушает классические традиции отечественной поэзии, когда господствовала эстетика акмеизма, как литературное направление, которое просуществовало не более двух лет.

Тот год! Как часто у окна
Нашёптывал мне, старый: «Выкинься».
А этот, новый, всё прогнал
Рождественскою сказкой Диккенса.

Вот шепчет мне: «Забудь, встряхнись!»
И с солнцем в градуснике тянется
Точь-в-точь, как тот дарил стрихнин
И падал в пузырёк с цианистым.

Его зарёй, его рукой,
Ленивым веяньем волос его
Почерпнут за окном покой
У птиц, у крыш, как у философов.

Ведь он пришёл и лёг лучом
С панелей, с снеговой повинности.
Он дерзок и разгорячён, он
просит пить, шумит, не вынести.

Он вне себя. Он внёс с собой
Дворовый шум и — делать нечего:
На свете нет тоски такой,
Которой снег бы не вылечивал.            (Б.Пастернак).

А его поздний последователь Иосиф Бродский в своем стихотворении «Зимним вечером в Ялте» очень скептически относится к всеобщему восторгу. По мнению поэта, зима приходит как бы для забавы, а в теплом Крыму она не в состоянии удержать снег.

Сухое левантинское лицо,
упрятанное оспинками в бачки,
когда он ищет сигарету в пачке,
на безымянном тусклое кольцо
внезапно преломляет двести ватт,
и мой хрусталик вспышки не выносит;
я жмурюсь — и тогда он произносит,
глотая дым при этом, «виноват».

Январь в Крыму. На черноморский брег
зима приходит как бы для забавы:
не в состояньи удержаться снег
на лезвиях и остриях атавы.
Пустуют ресторации. Дымят
ихтиозавры грязные на рейде,
и прелых лавров слышен аромат.
«Налить вам этой мерзости?» «Налейте».

Итак — улыбка, сумерки, графин.
Вдали буфетчик, стискивая руки,
дает круги, как молодой дельфин
вокруг хамсой заполненной фелюги.
Квадрат окна. В горшках — желтофиоль.
Снежинки, проносящиеся мимо…
Остановись, мгновенье! Ты не столь
прекрасно, сколько ты неповторимо.          (И.Бродский).

Январская поэзия: великолепие и благодать

Что подарил январь детям

Известно, что больше всего ждут новогодних праздников дети. Для них конец декабря и январь – это время чудес, веселья и сказочных подарков. Яркие хороводы и представления с участием любимых персонажей дают возможность ребятишкам почувствовать себя героями сказок. И даже ужасный волк не страшен, если все возьмутся за руки. Ведь сумели зайчики из стихотворения Агнии Барто «Дело было в январе» обмануть страшного и голодного волка.

Дело было в январе,
Стояла елка на горе,
А возле этой елки
Бродили злые волки.

Вот как-то раз,
Ночной порой,
Когда в лесу так тихо,
Встречают волка под горой
Зайчата и зайчиха.

Кому охота в Новый год
Попасться в лапы волку!
Зайчата бросились вперед
И прыгнули на елку.

Они прижали ушки,
Повисли, как игрушки.
Десять маленьких зайчат
Висят на елке и молчат.

Обманули волка.
Дело было в январе,—
Подумал он, что на горе
Украшенная елка.                     (А.Барто).

Весело и ярко описывает январские дни в стихотворении «Живая душа» Александр Яшин, который ревниво следит за дочуркой и старается уберечь ее от мороза, уговаривая остаться дома.

На стеклах январских узоры:
Подобие чащи лесной,
Тропинки и снежные горы,
Над кручей дворец ледяной.

За дочкой слежу я ревниво:
Ужель не оценит она?
— Скажи, ведь красиво?
— Красиво!—
Но смотрит в поля из окна.

Никак ей в дому не сидится,—
Что толку дышать на стекло?
Надела пальто, рукавицы,
Как только в окне рассвело.

— Осталась бы с нами хоть на день,
Промерзнешь, промокнешь в снегу.
Тут все что душе твоей надо…
Но дочь говорит:
— Не могу!

Что ж, верно! На стеклах растает
Непрочный, как в сказке, узор,
А в поле — поземка живая,
Живой и манящий простор.

И пусть даже выступят слезы —
Дороже ей всякой игры
Дышать настоящим морозом,
Лететь с настоящей горы.                  (А.Яшин).

Январская поэзия: великолепие и благодать

В эти январские дни у детворы самая радостная пора – школьные каникулы. Современная поэтесса Наталья Зубарева в своем стихотворении « Я январь, я средний сын» призывает мальчишек и девчонок гулять, и не бояться стужи. Ведь если бегать и прыгать, тогда не страшен даже крещенский мороз.

Я – январь, я средний сын,
Лютой стужи господин.
Ну-ка, дети, не ленитесь,
Бегайте без передышки,
А не то не пожалею,
Превращу вас всех в ледышки!
Вы не слышали угрозы
Про крещенские морозы?
Закрывайте щёки, нос,
Пощипает их мороз!
А ещё я все окошки
Украшаю шторами –
Кружевными шторами
С белыми узорами!          (Н.Зубарева).

Думаю, что не найдется человека, который бы не вспоминал свое детство именно зимой: походы на лыжах, катания на санках или ледянках с горок. Как раз об этом и напоминает нам в своем стихотворении Елена Гейнц:

Дом, как пряничный, в белой глазури —
Заметает январь всё вокруг.
Все деревья в тончайшем ажуре
От стараний морозовых рук.

У окна ты пьёшь чай, согреваясь.
Вспоминая, как в детстве гурьбой
На ледянках вы с горок катались,
Не спеша возвращаться домой.

В чашке стынет твой чай не допитый.
Пёс притихший лежит у дверей.
В доме пряничном окна закрыты,
А за окнами кружит метель.

Сны твои уж не так безмятежны.
Ты, проснувшись, к окну подойди:
Там зима в белоснежных одеждах,
Как невеста у церкви, стоит...

Белый снег — чистый лист. Всё сначала...
Можно набело смело писать.
Белый снег... Так его не хватало,
Чтобы заново что-то начать.              (Е.Гейнц).

Январская поэзия: великолепие и благодать

Новый год по-взрослому

Свою лепту в январский поэтический вернисаж внесли современные авторы. В своем стихотворении «Январский день сегодня светел...» поэтесса Наталья Самоний так умело сравнивает сугруб с рыжим псом, огромным алабаем: «сугроб, как снежный дивный пёс — январь нам радость преподнёс ...».

Январский день сегодня светел,
Сугроб – с рыжинками отметин –
Как пёс огромный, алабай,
Глядит с намёком: «Поиграй!»

Ну, поиграй со мной, дружочек,
Погладь мне шёрстку, хоть чуточек.
Ведь к другу хочется прильнуть
Иль с головой в игру нырнуть.

Январский день сегодня светел,
Сугроб – с рыжинками отметин –
То солнца зайчики снуют,
Блистают, будто бы салют.

День тихий, солнечный – погожий –
Зима бывает доброй тоже.
Сугроб, как снежный дивный пёс.
Январь нам радость преподнёс:
Оправдан солнечный прогноз!                   ( Н.Самоний).

Поэтическое настроение января остается главным мотивом стихов современных авторов. Популярная сегодня поэтесса Сола Монова в своем стихотворении «Атмосфера праздника» с юмором описывает издержки новогоднего праздника.

«С Новым годом» без конца и краю —
Звон бокалов и веселый шум!
Пятый день кормлю и убираю,
Винегрет с обоев оттираю,
И бутылки утром выношу.

С елки осыпаются колючки,
У кота — понос из мишуры,
Муж уже довёл меня до ручки
Лучшими подборками Сердючки,
Витаса, Татушек и Шуры.

Гости — в ностальгической нирване,
Тюль прожгли бенгальские огни,
Дети что-то смешивают в ванне,
На недавно купленном диване —
Отпечатки пальцев всей родни.

За день трижды мою всю посуду,
С мужеством обслуживаю стол,
Атмосфера праздника — повсюду!
Надо продержаться восемь суток,
Так что расслабляюсь на все сто!          (С. Монова).

Январская поэзия: великолепие и благодать

С таким же юмором описывает в своем стихотворении «Январь» Анатолий Гатчинский и сопоставляет этому месяцу январь 1943 года: «сорок третьего, когда армии врага, склонились, близко к сердцу подойдя...».

Что за чудо, что за диво
Я смотрю в своё окно
За окном, Январь, эффектно
Распахнул свое манто

Дескать, вот он я, смотрите
Прибыл, власть свою принять
И кто сказал вам, что я буду
Как февраль, вас баловать

Вон девчонки, малолетки
Ну, совсем уж голышом
Снизу – сапоги на шпильках
Сверху – топик и бадлон

Даже менеджер, в кантору
Добираясь два часа
Не надел свои перчатки
И без шапки – чудеса

Что, вообще, здесь происходит
Изменил январь свой тон
Может вы, совсем забыли
Как, бываю я силён.

Может, вам напомнить зиму
Сорок третьего, когда
Армии врага, склонились
Близко к сердцу подойдя.

Как огромные машины
Разрывающие плоть
Белой, девственной долины
Не смогли, убраться прочь.

Все остались, как трофеи
Победившим, не огнём
А своим знакомством прежним
С беспощадным январём.

И что бы вы, не сумлевались
Что я, правда, не шучу
Вас, побалую я завтра
Градусами двадцатью.

Опосля, насупив брови
И чегой – то там сглотнув
Спрятав, фляжечку за пояс
Посохом своим, взмахнув.

Удалился грозный старец
И забрал своё манто
А моё окно, узором
В тот же миг, заволокло.         (А.Гатчинский).

Незаметно крадётся январь...

Первый месяц года как символ предчувствия, ожидания и в конце концов свершения чуда — таков сюжет небольшого стихотворения Евгении Шаровой:

Незаметно крадётся январь
По заснежено-тихим аллеям —
Киноварью рассветной алея
Открывает опять календарь…

Прошлой жизни подводит итог
Старый год, передав эстафету…
По привычной орбите планета
Начинает свой новый виток.

В новый год приоткроется дверь,
Ты войдёшь в ожидании чуда…
И оно обязательно будет —
Только искренне в сказку поверь!          (Е.Шарова).

Январская поэзия: великолепие и благодать

«Какой большой, какой богатый у нас январь» — так удивляется Инна Заславская в своем стихотворении «Венок года» этому месяцу и с разочарованием указывает на него, как на шальную рулетку, раскручивающую начавшийся год. Не удержать!

На южный склон голубоватый
Скатился с облака янтарь.
Какой большой, какой богатый
У нас январь!

Скрипят парчовые настилы,
следы — как веер старых карт.
Все прогуляют два кутилы —
февраль да март.

Нет-нет! Я вовсе не о грусти!
но как ни пей и ни гуляй,
потом и их по миру пустят
апрель и май...

Дождись — и летняя триада
накопит в закромах опять
такие царские наряды,
что грех терять!

Но лягут и на них заплаты,
намочит дождь, накроет гарь...
На южный склон голубоватый
упал январь.

Опять рулеткою шальною
покатит год — не удержать!
Лишь сбереженное душою
не проиграть.
В кроткой благости забот,
вылепляю новый год.                     (И.Заславская).

Екатерина Щетинина в своем стихотворении признается в любви январю. Именно с него начинаются чистые страницы наступившего года:

Люблю январь — от слова «новый»,
Белком блескучий и благой,
Так люб бывает мне, бедовой,
Блокнот не начатый, тугой.

Ещё чисты его страницы:
Он — снег под утро иль фата,
И как невесте мне не спится,
И январём умыты лица, и
Жизнь прекрасна и проста....        (Е.Щетинина).

Январская поэзия: великолепие и благодать

Как прекрасно описал январское утро поэт Вадим Странник, сопоставляя его то с белым локоном, то с пуховым платком и даже с горячим сердцем:

Свисает на землю луны белый локон,
Несёт Козерог мирно звёздный дозор;
Мороз, выбирая холсты наших окон,
Причудливый пишет узор.

Январское утро усыпано снегом,
Крещенские скоро начнутся деньки;
Застыл белый город бетонным ковчегом
В объятьях хрустальной реки.

Пуховым платком небо нас укрывая,
Цепляет кресты золотых куполов,
Небесная манна, на солнце сияя,
Питает поэзию слов.

Январское утро, горячее сердце
Мне светит звездою во Млечном Пути,
Играют свирели в душе в ритме скерцо,
И сыплет Зима серебром конфетти...              (В.Странник).

А поэту Семену Липкину чужда январская ночь. Он как бы сравнивает ночь с ползущей по тропке змеей, а заросли елей — с логовом зверя.

Тяжелые белые шубы медвежьи
На елях развесил Январь,
И звездочка в небе, в бездонном безбрежье,
Горит, как на барже фонарь.

Я чужд этой ночи, и логову елей,
И тропке, ползущей в снегу,
И лишь фонарю, что горит еле-еле,
Открыть свою тайну могу.

Не знает зима, как ей быть с посторонним
Со мной, с огоньком надо мной.
Мы вместе угаснем, мы вместе утонем
В безбрежной пучине ночной.                            (С.Липкин).

Январская поэзия: великолепие и благодать

Январь у поэтессы Нины Байкиной — затейник, который оставил ей январское тонкое перышко, как знак судьбы.

Ни черемух жемчужные россыпи,
Ни сверкающий солнцем янтарь,
И ни золото ласковой осени —
Мне судьба подарила январь.

И нарядный, и пышный, и праздничный,
Как суров он и дивно хорош!
И кнутом угощает и пряничком,
И морозом, и пухом порош.

Распушил и лисицу, и соболя,
Это чудо, затейник-январь!
Капнул в небо лазури и кобальта,
А на грудь снегирям — киноварь.

В январе я беспечной девчонкою
Все ищу по сугробам следы:
Там январское перышко тонкое
Мне оставило знаки судьбы.

Я зиме в своей комнатной гавани,
Где раскрытый на полке словарь,
Благодарна за самое главное —
За задумчивый книжный январь.

И за звёзды мохнато-колючие,
И в морозных узорах фонарь…
Я зиме благодарна за лучшее,
Мне она подарила январь.

Мой холодный, серебряный, ветреный,
По веленью могучих богов
Мне навеки записанный в метрику
Тонким пёрышком белых снегов.                     (Н.Байкина).

Всё в январе неуловимо...

Но примечательна январская поэзия еще одним особым свойством: она дарит маленьким и взрослым ощущения праздника. Ведь именно в первые дни наступившего года мы громко и весело отмечаем Рождество, Крещенье и провожаем Старый Новый год.

Закат стремительно бледнеет,
Темнеют к ночи небеса,
И полчаса пройти не смеет,
Уж звёзд заслышим голоса.

Повиснет месяц однорогий,
Мороз снегами заскрипит,
И станет пусто на дороге,
И путник к дому заспешит.

Всё в январе неуловимо —
Два «Новых Года», Рождество,
Уже спешит Крещенье мимо,
Узором радуя окно.

Промчится месяц снегопадный —
Стройнее станет календарь,
И облачась в мундир парадный,
К Весне проследует Февраль…            (В. Недюдин).

Январская поэзия: великолепие и благодать

В своем стихотворении «1 января или Зимний Посленовогодний...» Ирины Самариной-Лабиринт описана новогодняя сказка, где герой — месяц Январь, а его подруга — Зима. Диалог между героями, на мой взгляд, довольно интересный.

Со стенки сорван старый календарь
И прошлый год за ночь куда-то делся…
Опохмелился свеженький январь,
Дождём запил сто грамм и огляделся…

Разбросаны подарки тут и там,
В тарелках чуть обветрились салаты…
Весь город спит и верит вещим снам.
Утихли тосты, хохот, и дебаты…

Январь к Зиме-подруге подошёл,
Обнял её и вдруг спросил на ушко:
« А почему я снега не нашёл,
Не даришь людям снег теперь, подружка?»

Зима ему ответила: «Увы,
Но белый снег давно не замечают,
Не ждут весной пробившейся травы
И Новый Год по-новому встречают…

А я брожу по улицам пустым
И тем, кто с замираньем ждёт снежинок,
Весь снегопад дарю в ладошки им…
Тем людям, что живут в душе без льдинок…

А многие, роллеты затворив,
Культурно отдохнут, целуя виски…
Для них мой снег не сказочно красив…
Что скажешь, друг-январь, родной и близкий?»

Январь Зиме ответил: «Всё не так…
Давай засыплем снегом все печали…
В душе людей немыслимый бардак
И мы с тобой черствее будто стали…

Зима, ты снег на полную включай…
С открытым ртом пусть в небо смотрят люди
И быть всегда волшебной обещай
И может их душа добрее будет…

Ведь людям тоже хочется, пойми,
Смотреть на мир не только в мониторе…
Давай им пожелаем быть людьми,
Зимой и летом, в радости, и в горе»               (И.Самарина).

А знаменитые строки поэта Юрия Левитанского из стихотворения «Диалог у новогодней елки» стали песней. Этот вальс поют звезды эстрады и любители хорошей музыки. Ведь январь – это начало, исток нового года. Он, как первое «па» в танце открывает бал, дает добрый зачин наступившему году.

Что происходит на свете? — А просто зима.
— Просто зима, полагаете вы? — Полагаю.
     Я ведь и сам, как умею, следы пролагаю
     в ваши уснувшие ранней порою дома.

— Что же за всем этим будет? — А будет январь.
— Будет январь, вы считаете? — Да, я считаю.
     Я ведь давно эту белую книгу читаю,
     этот, с картинками вьюги, старинный букварь.

— Чем же все это окончится? — Будет апрель.
— Будет апрель, вы уверены? — Да, я уверен.
     Я уже слышал, и слух этот мною проверен,
     будто бы в роще сегодня звенела свирель.

— Что же из этого следует? — Следует жить,
     шить сарафаны и легкие платья из ситца.
— Вы полагаете, все это будет носиться?
— Я полагаю, что все это следует шить.

— Следует шить, ибо сколько вьюге ни кружить,
     недолговечны ее кабала и опала.
— Так разрешите же в честь новогоднего бала
     руку на танец, сударыня, вам предложить!

— Месяц — серебряный шар со свечою внутри,
     и карнавальные маски — по кругу, по кругу!
— Вальс начинается. Дайте ж, сударыня, руку,
     и — раз-два-три, раз-два-три,
     раз-два-три,раз-два-три!..                             (Ю.Левитанский).

Январская поэзия: великолепие и благодать

Напоследок

Современные авторы в своих стихах упоминают, что январская поэзия: великолепие и благодать – это ожидание Нового года, Рождества Христова, Крещения  и, конечно, встречи друзей и родных, праздничные застолья. Несомненно, вера в доброе, светлое, радостное будущее. Но не только поэты передают эти чувства в своих произведениях, к ним присоединяются  и художники. Один из таких мастеров, рисующих именно зимние пейзажи – Ричард Савойя. Поближе познакомиться с работами удивительного художника можно в публикации, перейдя по ссылке.

В публикации представлена лишь небольшая часть стихов, посвященных первому месяцу года. Поэзия января отлично ложится на музыку. Приглашаю вас послушать песню «Пока на улице январь...» в исполнении певицы Валерии.

Спасибо вам за внимание, дорогие читатели! Если вам понравилась публикация и хотите больше знать о современной поэзии, то подписывайтесь на обновление статей в рубрике "Рифмы жизни". Также не забывайте рекомендовать статью своим друзьям в социальных сетях! Приглашаю посмотреть видеофильмы на моем канале You Tube.

Пусть у Вас всё будет хорошо, Вера.

Конечная заставка

Похожие статьи
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lang: :lol: :-pp