Top.Mail.Ru
Эссе. "Барк".
Гармония семейных отношений
Блог Веры Зайцевой

Эссе. «Барк»

Дата: 02.01.2023 в 22:57

Эссе. "Барк"

Приветствую вас, дорогие друзья! В рубрике «Литературное эссе» я не ставлю целью научить вас писать эссе. Просто познакомлю с наилучшими, на мой взгляд, работами в этом жанре российских и зарубежных авторов. Сегодня представлю вам небольшой литературный эскиз «Барк»" писательницы Людмилы Шмидт. Тему назвала так – Эссе. «Барк». Людмила Шмидт с Алтая, но в настоящее время проживает в Германии и много пишет рассказов и сказок для детей. У нее большая семья: трое детей со своими семьями, внуки, которых она очень любит и старается помогать им во всём.

Эссе. «Барк»

– Барк, в машину!
Хозяин открыл заднюю дверь, но пёс сидел рядом, с тоской смотрел на хозяина и не спешил. Если бы только я мог ему сказать, что сегодня ехать нельзя, пронеслось в его мозгу. Он и сам не совсем понимал, почему от машины на него надвигалась опасность. Но тревога была, Барк чувствовал её всем телом.
– Ты чего? – удивился хозяин. Обычно Барка не приходилось уговаривать. Они всюду и всегда были вместе. – Не хочешь сегодня со мной ехать? Давай, прыгай, нас ждут. Стыдно заставлять себя ждать. Надо всё делать вовремя.

С этим высказыванием хозяина Барк спорить не собирался. Опаздывать, конечно, нехорошо. Придётся ехать, не смотря на опасность. Не может же он бросить хозяина одного. И Барк запрыгнул. Тревога усилилась. Захотелось поскулить, но позволить этого себе пёс не мог. Зачем пугать хозяина? Да и не поймёт он его беспокойства. Люди почему-то не чувствуют подстерегающей их опасности.

Беда пришла быстро...

Барк внимательно смотрел по сторонам. Он надеялся, что заметит опасность и сумеет предупредить хозяина. Но беда пришла так быстро, что Барк ничего не успел сделать. Прямо перед колёсами машины – ребёнок! Хозяин резко повернул руль, раздался громкий треск, машина встала, и голова хозяина упала на руль. Барк почувствовал запах крови и, не боясь, что хозяин подумает о нём плохо, заскулил, отчаянно и призывно.

Вокруг машины мигом собралась толпа. Кто-то открыл двери. Хозяина вытащили и положили рядом с машиной, Барк выскочил сам, сел рядом и с тоской посмотрел на родное лицо, залитое кровью. Барк знал, что хозяин жив, но почему-то не вставал. Вставай, мысленно, приказал ему пёс, он был уверен, если хозяин встанет, значит, беда убежит. Но хозяин лежал, не двигаясь, он не слышал друга, не чувствовал его взгляда, и это было плохо.

Эссе. "Барк"

Кто-то попытался отогнать Барка в сторону, но пёс показал клыки, и его оставили в покое. С визгом подкатила машина, двое мужчин в белом положили хозяина на носилки и увезли. Барк попытался было впрыгнуть внутрь машины, но его не впустили, дверь захлопнулась, и пёс остался один.

Барк долго мчался следом за машиной, но отстал, потерял машину из виду и впервые в жизни растерялся. Он сел на тротуаре и принюхался. Пахло бензином, этот запах заглушал все остальные, запаха хозяина не было. Куда идти? Барк посмотрел в сторону умчавшейся машины и решил, что хозяина надо искать в той стороне.

Он шёл, изредка останавливаясь и принюхиваясь. Ему повезло, около большого белого здания с красной вывеской он отчётливо учуял знакомый запах. Запах вёл к закрытой двери. В незнакомые здания хозяин ему заходить не разрешал, об этом Барк помнил, поэтому он отошёл в сторону и стал ждать. Дверь то и дело открывалась, входили и выходили люди.

Подъезжали машины, похожие на ту, в которой увезли хозяина. Люди в белом вытаскивали носилки из машин и вносили их в здание. На носилках всегда кто-то лежал. От них неслись такие резкие запахи, что даже перебивали запах бензина.

Долгое ожидание...

Начало темнеть, а хозяина всё не было.  Из здания вышли двое мужчин в обычной одежде и сели на скамейку, у которой лежал Барк. Один из них достал сигареты, закурил. Барк слегка отодвинулся, запах сигарет ему не нравился, его хозяин никогда не курил.
–  Ишь ты, – усмехнулся курящий. – Собаке не нравится дымок.

Он посмотрел на Барка и вдруг замер от удивления:
– Серёга, глянь! Это же тот самый пёс, который был в аварии. Помнишь, днём мы мужика сюда привезли. Он что, своего хозяина тут ждёт?
– Выходит, ждёт! – не менее удивлённо ответил другой, постарше. Он встал, присел перед Барком. – Что, псина, грустно тебе без хозяина. А хозяин твой в реанимации, плохо ему. Выйдет он нескоро, так что шёл бы ты домой.

Что такое реанимация? Это слово Барку ни о чём не говорило, но по тону незнакомца он чётко понял, что хозяин в беде, а значит, домой Барку никак нельзя. Да и что он там будет делать, совсем один? Барк прикрыл глаза, устраивая поудобнее голову на лапах, и слегка вильнул хвостом.
– Домой не хочешь? – правильно понял его Серёга. – Ты же пропадёшь здесь. Хозяин твой долго тут пробудет.

Серёга достал из кармана свёрток, развернул, протянул бутерброд Барку. Запах колбасы дразнил, захотелось схватить бутерброд и проглотить его одним махом. Но Барк ещё никогда не брал еды из чужих рук. И сейчас ему показалось, что это будет предательством. Усилием воли пёс отвернул голову. Лучше умереть, чем предать друга.
– Гордый! – усмехнулся курящий.
– Дурак ты, Макс! Гордость тут совсем не причём. Это верность, преданность. Хороший пёс никогда не предаст своего хозяина.

Серёга достал телефон, позвонил:
– Вера, тут нужно собаку покормить. Мне кажется, что кроме тебя этого никто сделать не сможет. Выйди, сама увидишь.

Сергей снова сел на скамейку, рядом с Максом, ожидая появления Веры. Молодая женщина в белом халате вышла с миской в руке.
– Сергей, что ты это выдумал? – недовольно спросила Вера, глядя на лежащего пса. – Всех бездомных собак не накормишь.
– Этот не бездомный. Он ждёт своего хозяина, того мужика, которого мы к вам днём бес сознания привезли. Помнишь, после аварии?
– Булыгина, что ли? Так он ещё даже в сознание не пришёл после операции.
– В том-то и дело. Хозяин в реанимации, а пёс его ждёт. Верная псина, еду из моих рук не берёт. Может у тебя возьмёт? Ты была рядом с его хозяином, вдруг пёс учует от тебя его запах. Пропадёт ведь от голода! Жалко пса.

Эссе. "Барк"

Вера подошла нерешительно поближе к собаке, всё-таки собака немаленькая, ростом с маленького телёнка. Кто её знает, что там у неё на уме?
– Не бойся, он не укусит, – сказал Сергей, заметив нерешительность Веры. – Видно, собака породистая, по всем признакам, доберман. Я в породах немного разбираюсь. Доберманы просто так ни на кого не нападают. Вера присела рядом с Барком, поставила перед его мордой миску с супом.
– Поешь, миленький! Не может к тебе твой хозяин выйти, болен он. А ты должен есть, чтобы его дождаться.

Барк принюхался. Среди всех прочих запахов он уловил очень слабый, но всё-таки родной запах. Этот запах шёл от Веры. Пёс встал, обнюхал женщину. Да, он не ошибся, эта женщина была совсем рядом с его другом. Барк поднял голову и заглянул в глаза Веры. В них он увидел жалость. Нет, жалеть его не надо.

Знакомый запах...

Барк вернулся на прежнее место, лёг и отвернулся от чашки, хотя сделать это ему было совсем нелегко.
– Ну что ты, миленький? – Вера пододвинула миску ближе, почти к самому носу Барка.

Барк повернул морду к Вере и коснулся носом её рук. Руки пахли хозяином. Наверное, женщина была совсем рядом с его другом, касалась руками его тела. Значит, из этих рук можно принять еду. Это не будет предательством, решил Барк. Он встал, не торопясь, принялся есть суп из миски.

Женщина, чтобы не мешать, отошла и села на скамейку.
– Видишь, – сказал Сергей, – пока не обнюхал твои руки, есть не стал. Наверное, на твоих руках учуял запах своего хозяина.
– Когда ты мне позвонил, я как раз была у Булыгина, проверяла приборы, прикасалась к нему, вот запах и остался на моих руках.
– Умный пёс! – сделал вывод Сергей.
– Что же с ним делать? – спросила Вера. – Взять его с собой в больницу я не могу. Главврач увидит, заругается, всё равно выгонит. Может, ты его к себе домой пока заберёшь?
– Я бы забрал, – ответил Сергей, – но он со мной не пойдёт. Он вообще отсюда никуда не пойдёт, будет до самого конца ждать здесь.
– Ладно, пусть пока побудет тут, – согласилась Вера. – Утром я что-нибудь придумаю. Может он ко мне пойдёт?

Все трое ушли, оставив Барка. Стало совсем темно. Улица освещалась только фонарями у входа в больницу. Барк после сытной еды отошёл подальше от скамейки, в тень развесистой берёзы, растущей в начале небольшого сквера. Из разговора он понял, что ночь ему придётся провести на улице. А значит, лучше, чтобы его не видели проходящие мимо.

Скамейка не пустовала. Время от времени на неё усаживались люди, выходящие из больницы, или проходящие мимо, о чём-то разговаривали, сидели молча, но никому из них не было дела до лежащей у берёзы большой чёрной собаки. Барк успокоился и задремал.

Новая опасность...

Разбудила его громкая музыка и смех. На скамейке сидела группа молодёжи. Один из них бренчал на гитаре, остальные болтали и смеялись. Барк обратил внимание на молодого человека в кожаной куртке, сидящего на краю скамейки. Парень молча смотрел на пса и о чём-то думал. От него шла опасность. Барк чувствовал её чётко, так же, как тогда днём, перед аварией.

Захотелось уйти, но позволить себе этого Барк не мог. Он настороженно повёл ушами, прислушиваясь.
– Видите вон того пса? – спросил громко парень, обращаясь к приятелям. – Породистый! Я такого видел на выставке. Его можно дорого продать.

Компания стихла. Все уставились на Барка.
– Псина-то немаленькая, – заметил тот, который бренчал на гитаре. – Просто так не дастся.
– Это мы сейчас посмотрим, – парень в кожанке подошёл к Барку и протянул руку к ошейнику.

Барк показал клыки, должен же он как-то защищаться. Парень отошёл, в его глазах появился нехороший блеск. Это был охотничий азарт, хорошо знакомый Барку.
– Идёмте, –  сказал парень, – я кое-что придумал.

Компания ушла, но Барк чувствовал, что опасность не исчезла. Он настороженно ожидал возвращения парней и не ошибся. Довольно скоро вся компания снова появилась, парень в кожанке шёл впереди. Барк встал, готовясь к защите. В руке парень держал странный предмет, именно от этого предмета надвигалась на Барка опасность.

Увидев вставшего Барка, парень поднял руку и прицелился в собаку. Барк не стал медлить. Одним прыжком он достиг парня и вцепился в кожаный рукав куртки. Но и парень не оплошал, он успел выстрелить. Барк почувствовал в груди острую боль, упал. Нет, страха у него не было, во всём его теле появилось бессилие, захотелось уснуть и больше не просыпаться.

Эссе. "Барк"

Усилием воли он открыл глаза, с презрением посмотрел на обидчика и уронил голову.
– Ник, ты его убил? – спросил со страхом в голосе один из парней.
– Зачем? Он нам должен немного денег принести, – ответил Ник, рассматривая прокушенный рукав куртки.  – Я его усыпил. Теперь можно спокойно погрузить пса в машину и отвезти ко мне домой, а завтра – на базар. Влад, вызывай такси.

Первое, что почувствовал Барк, проснувшись, был острый запах бензина. Пёс хотел пошевелить лапой, но ему это не удалось. Барк открыл глаза. Полутёмное помещение: свет проникал только через маленькое окно вверху. Машина. Полки с разными железными штучками. Гараж, догадался Барк. Подобное помещение есть и у его хозяина. Пёс лежал на голом бетонном полу, лапы связаны толстой верёвкой, намордник.

Барк вспомнил парня в кожанке с пистолетом в руках, прислушался к себе, боли не было. Это уже хорошо. Надо думать, как выбираться. Барк попробовал привстать, но не смог даже пошевелить лапами, связанными крепкой верёвкой. Ничего не оставалась, как ждать. Кто-то должен появиться, не зря же его сюда привезли.

Барк вспомнил, как парень в кожанке говорил, о какой-то продаже. Это его, Барка, он хочет продать. От бессилия Барк немного жалобно поскулил, но потом решил, что зря скулить   – горю не поможешь.

Незнакомец...

Он замолчал, прислушался, услышал шаги, кто-то шёл к гаражу. Дверь открылась, и в гараж вошли двое. Одного из них Барк узнал сразу по запаху, тот самый в кожанке, впрочем, кожанки на нём уже не было. Второй, высокий, прилично одетый, постарше, был Барку незнаком. Глядя на него, пёс почувствовал беспокойство. Ничего хорошего не принесёт появление этого незнакомца.

Незнакомец присел перед Барком, разглядывая его.
– Знатный пёс! Ты чего его так связал? Не даётся? Небось, украл?
– Я – не вор! На улице нашёл. Потому и злюка, что не привык жить в неволе. Ишь смотрит как! Тигр, а не пёс!

Парень подошёл ближе и пнул Барка в бок. Пёс глухо зарычал, оскалился, на сколько позволил ему намордник.
– Потише! – прикрикнул на парня незнакомец. – Я беру! Теперь пёс мой!
– Вот, возьми! – парень протянул незнакомцу знакомый уже Барку пистолет.  – Усыпишь, легче перевозить.
– Обойдусь, – нахмурился незнакомец. – Пёс от твоего укола ещё не отошёл. Новый ему ни к чему.
– Ну, как знаешь. Деньги давай!
– Пошли, деньги у меня в машине.

Парни вышли, а вернулись с носилками, погрузили на них Барка и отнесли к машине. Закрывая багажник, в котором лежал теперь Барк, незнакомец сказал:
– Потерпи, брат, придётся тебе проехаться в багажнике со связанными лапами для твоей же пользы.

Ехали долго. Наконец машина остановилась. Некоторое время Барка никто не тревожил, а когда багажник открылся, пёс увидел двоих: прежнего незнакомца и ещё одного, пожилого, в очках. Некоторое время эти двое молча рассматривали Барка, потом молодой спросил:
– Палыч, что скажешь?
– Ты прав, Николай. Пёс – красавец! Где добыл такого? – ответил вопросом на вопрос Палыч. – Но повозиться с ним придётся, я думаю.
– Возня того стоит. Сделаем ему медали, родословную, перепродадим раза в четыре дороже.

И снова Барка погрузили на носилки и понесли, на этот раз в просторный вольер. Палыч развязал Барку лапы. Почувствовав свободу от пут, Барк вскочил, но тут же упал, ноги не держали.
– Замучили пса, – проворчал Палыч. – Не торопись, милый, полежи, ноги отойдут, затекли малость. Это ничего, это пройдёт. Намордник тоже снимем. Ты не кусайся, я ничего тебе худого не сделаю.

Опасности от Палыча Барк не чувствовал, наоборот, его добродушное ворчание успокаивало. Он позволил снять с себя намордник, но потом отодвинулся подальше, на расстоянии всё-таки безопасней. Николай с Палычем вышли из вольера, закрыв дверь на засов. Палыч с Николаем вышли из вольера, закрыв за собой дверь. Барк остался один. Он принюхался. Пахло травами, так обычно пахло у реки, куда он ездил с хозяином на рыбалку. Значит, город остался где-то позади.

Через некоторое время Палыч вернулся с миской в руках. Он вошёл в вольер и поставил миску перед мордой Барка. Из миски шёл вкусный запах хороших консервов. Барк втянул в себя этот запах, но вспомнив о хозяине, прикрыл глаза и усилием воли отогнал этот запах от себя. Нет, из чужих рук он есть не будет. Лучше умереть, чем предать.
– Не хочешь? Обиделся! Что же мне с тобой делать? – спросил Палыч. В его голосе прозвучала жалость. Барку не нравилось, когда его жалели. Хозяин его уважал, был добрым к нему, но жалости от него Барк никогда не чувствовал.
– Что ты там бормочешь? –  у вольера снова стоял Николай.

Палыч встал, вышел из вольера, остановился рядом с Николаем.
– Говори честно, где ты взял этого пса, украл?
– Палыч, ты чего? Я же говорил уже, купил.
– У кого?
– Да, тебе-то какое дело? – возмутился Николай. – Твоё дело – сделать из него послушную собаку, а не лезть, куда тебя не просят.
– Не получится из него послушной собаки, он скорее умрёт, чем возьмёт еду из чужих рук. Нужно срочно вернуть собаку хозяину, иначе она пропадёт. А пёс добрый, жалко его.
– Собаку ему жалко! – сказал Николай. – А денег тебе моих не жалко? Я же заплатил уже за неё.
– Ну, как знаешь, – ответил Палыч. – Тогда ищи другого кинолога, я не буду с ней заниматься.
– Я заплачу за работу двойную цену, – предложил Николай. – Сам знаешь, лучше тебя с этой работой никто не справится.
– Я тоже не справлюсь, потому и не хочу попусту время тратить.
– Почему не справишься? – недоумевал Николай. – Всегда справлялся, а сейчас – нет? Чем этот пёс отличается от других?
– Ты посмотри на него, – Палыч повернулся лицом к Барку, лежащему с закрытыми глазами. – Бока впалые, явно, не ел уже двое суток, как минимум. Я принёс ему самые лучшие консервы из тех, что у меня есть, а он нос воротит, не ест. Бродячий пёс не побрезговал бы. Всё сожрал бы и ещё попросил. Я уверен, с его хозяином что-то случилось, причём совсем недавно. Или же его украли и продали тебе.
– И что теперь делать?
– Хозяина искать надо.
– А если его уже нет в живых?
– Найдёшь живого или мёртвого, тогда и поговорим.

Долгожданная свобода...

Палыч пошёл прочь от вольера, Николай за ним следом. Барк прислушивался к удаляющимся шагам и вспоминал тёплые руки хозяина. От безысходности захотелось завыть, но он сдержался. Прилетела муха, огромная, зелёная, уселась прямо на кусочки консервов. Барк отодвинулся от миски, чтобы не видеть, как муха ест, не слышать её жужжания. Этих наглых насекомых он не уважал.

Вскоре он услышал шум отъезжающей машины. Это уехал Николай. Палыч тоже не появлялся. Барк задремал. Проснулся он от звука той же машины. Значит, вернулся Николай. Барк издали увидел, как Николаю навстречу вышел Палыч. Они о чём-то громко спорили, потом Николай уехал снова, а Палыч подошёл к вольеру. Барк поднял глаза и грустно посмотрел на кинолога.
– Что смотришь, умная ты псина? Хозяина твоего Николай не нашёл, да и искать не хочет. Ты уж извини, но придётся тебе его самому поискать.

Палыч открыл дверь вольера, постоял немного, о чём-то раздумывая, потом махнул рукой и пошёл в дом. Барк некоторое время ещё лежал, глядя на оставленную открытой дверь вольера, потом встал и осторожно вышел наружу. Он не видел Палыча, но чувствовал, что тот за ним наблюдает откуда-то издали.

Не показывается, значит, хочет, чтобы Барк ушёл. Барк принюхался. В аромат трав вплетался еле заметный запах бензина. Он шёл со стороны леса, туда же вела и широкая тропа, значит, где-то там проходит дорога. Барк пошёл на этот запах, сначала медленно, стараясь не потерять след. Тропа разделила лес на две части.  Барк шёл по тропе, запах всё усиливался, и, наконец, стал таким ясным, что Барк уже не боялся его потерять.

Эссе. "Барк"

Он побежал. Лес скоро закончился, и Барк увидел широкую трассу, по которой мчались машины. Они мчались в разные стороны. Как определить, где город, в котором нужно искать хозяина? Барк сел на обочине и стал прислушиваться. Его то и дело обгоняли машины: маленькие легковушки и большие грузовые. Некоторые замедляли ход, догнав пса, и даже останавливались. Но Барк решил, что рисковать не стоит, в таких случаях он сворачивал ближе к лесу, и скрывался в кустах. Догонять его никто не пытался.

Скоро в запахи леса и бензина стали вплетаться знакомые запахи города. И действительно, лес неожиданно закончился, и Барк увидел городские многоэтажки. Он ускорил бег, ему хотелось поскорее найти хозяина. Казалось, что стоит попасть в город, а там ещё чуть-чуть, и дома! Но это только казалось, вернее, этого хотелось, на самом же деле всё было намного сложнее.

Как только Барк попал в город, его тут же окружили запахи еды. В желудке заурчало, ужасно захотелось есть. Барк вспомнил, как, гуляя с хозяином, видел собак, которые рылись в мусоре в поисках пищи. Тогда он с жалостью смотрел на дворняг и думал, что ему очень повезло с хозяином, который заботится о нём. Уже тогда он решил для себя, что никогда не предаст своего хозяина.

Поиск хозяина...

Куда идти, где искать? Барк не знал, но был уверен, что чутьё подскажет ему верную дорогу. Он вышел на улицу. Темнело. То там, то тут уже зажигались витрины и окна в домах.  Барк долго бегал наугад по улицам и переулкам, пока вдруг у одного из домов заметил машину похожую на ту, на которой увезли его хозяина.

Барк подождал, пока люди в белых халатах вышли из дома, сели в машину, и машина тронулась с места. Бежать приходилось быстро, Барк отстал, но вскоре увидел машину снова. Она стояла во дворе, вокруг неё толпились люди.

Из дома вышли санитары с носилками и, погрузив носилки в машину, уехали. На сей раз машина мчалась так быстро, что Барк потерял её из виду довольно скоро. Он бежал в том направлении, куда уехала машина. Ему повезло. Машину он увидел снова. Она стояла у белого здания с большими окнами, очень похожего на то, куда отвезли его хозяина. Здание было похоже, но всё-таки оно было другое. Это Барк определил сразу. И машина была похожа, но не та, и санитары тоже не те.

Барк отошёл к скверу и сел, продолжая наблюдать за происходящим. Из больницы вышли двое в белых халатах и пошли к стоящей у крыльца машине. Один из них уже хотел было открыть дверцу, но оглянулся на Барка, будто только что его увидел, остановился и сказал:
– Смотри-ка, Антон, мне кажется, этот пёс бежал за нами. Что он тут делает?
– Надо же! Я его ещё во дворе приметил. Видный пёс. Не из простых.

Санитары подошли поближе к Барку, остановились чуть поодаль и стали его рассматривать. Барк насторожился, готовый в любой момент защищаться. Но угрозы не почувствовал, поэтому остался на месте, с неприязнью глядя на мужчин.
– Ишь ты! Мы ему не нравимся, – заметил Антон. – Смотрит так, будто насквозь прожигает. Может, он кого-то ждёт здесь? Но то, что не бабулю, которую мы только что привезли, это точно. У бабуль, обычно, какие-нибудь «пудели» или «мопсы», а эта псина, скорее всего, доберман.
– Доберман, говоришь? Я слышал, в четвёртой городской какого-то добермана ищут. Может, это он и есть? Заблудился? Не похоже! Надо позвонить им, пусть приедут, посмотрят.

Мужчины отошли, причём один из них вытащил из кармана телефон и позвонил. О чём он разговаривал, Барк не слышал, он устроился поудобнее, лёг, положив морду на передние лапы, и стал ждать. Его верное чутьё подсказывало ему, что ждёт он не напрасно. К больнице то и дело подъезжали или, наоборот, уезжали от неё, разные машины.  Барк каждую машину встречал и провожал взглядом, ему казалось, что вот сейчас из неё выйдет его хозяин, и всё забудется, как дурной сон.

Неожиданная встреча...

Одна из машин остановилась чуть ли не у его лап. Барк резко вскочил и отбежал в сторону, оскалившись. Второй раз быть украденным ему не хотелось. Из машины вышла... Это была она, та самая девушка, которая кормила его супом. Её называли Верой.
– Барк, дурашка! Это же я! Я тебя второй день по всему городу ищу, а ты тут! Саша ещё вчера очнулся, о тебе спрашивал, а тебя нет. Где ты был?

Барк начал успокаиваться. Она назвала его хозяина по имени, и знает, как зовут его самого. Наверное, её можно не опасаться. А может, она знает, где хозяин? Барк разрешил Вере подойди поближе и даже погладить, хотя этих нежностей он не любил.
– Пойдём, я отвезу тебя к нему, – продолжала уговаривать его Вера.

Барк принюхался. От Веры шли острые запахи лекарств, и среди них еле заметный запах его хозяина. Барк осторожно пошёл к машине: а вдруг хозяин там? Но его там не было, вместо него за рулём сидел совсем незнакомый пожилой мужчина. Барк остановился, не решаясь запрыгнуть в машину.
– Не бойся, это Пётр Степаныч – наш дворник, – успокоила его Вера и распахнула заднюю дверцу машины пошире. – Он добрый. Степаныч, скажи!
– Прыгай, псина, не бойся, – Степаныч, улыбаясь, смотрел на Барка, и от его улыбки шла такая добрая энергия, что все страхи сразу куда-то улетучились.

Барк запрыгнул на сиденье. Вера закрыла дверь, сама села рядом с водителем. За окном поплыли дома, деревья, люди. К Барку впервые за последние дни пришла уверенность, что всё будет хорошо. Машина остановилась у того самого здания, куда привезли его хозяина после аварии. Это Барк понял сразу же, как только выпрыгнул из машины.
– Миленький, подожди немного на улице, – сказала ему Вера. – Совсем немного. Я только спрошу разрешения у главврача. Сашу уже перевели в послеоперационную. Я думаю, тебе разрешат, но спросить надо.

Но Барк не хотел отставать, он пошёл следом. Вера посмотрела на пса:
– Не хочешь ждать? Что же нам делать? Попадёт нам с тобой! Ну, так и быть, пошли. Только пойдём через служебный вход, чтобы нас заметили не сразу.

Вера пошла в обход здания, зашла во двор больницы и открыла дверь.
– Давай, заходи! – позвала она Барка. – Только, пожалуйста, тихо!

Теперь всё будет хорошо...

Барк и сам понимал, что шуметь не стоит. Он шёл за Верой, стараясь ступать, как можно мягче по твёрдому линолеумному полу. Был тот вечерний час, когда все обходы закончились, в больнице остались только дежурные врачи и медсёстры. Коридор пуст. Вера остановилась около одной из белых дверей. Посмотрела на Барка и повторила свою просьбу:
– Пожалуйста, тихо!

Из-за двери шёл запах хозяина, такой ясный и сильный, что Барк был не в состоянии сдерживаться. Он в два прыжка оказался у кровати, остановился и с преданностью посмотрел на человека, укрытого одеялом.
– Барк! – человек резко сбросил с себя одеяло и хотел сесть, но тут же упал на подушку.
– Саша, что вы делаете? Лежите! Вам нельзя!

Вера подбежала к больному и стала поправлять одеяло.
–  Барк! – виновато сказал хозяин. – Ты пришёл, а я даже не могу тебя встретить по-человечески.

Барк подошёл ближе и положил голову на руку хозяина, лежащую на краю кровати. Он был уверен, что теперь всё будет хорошо!

Эссе. "Барк"

Напоследок

У вас так бывает, когда читаешь что-то близкое твоему сердцу, кажется, что ты именно так думал, но написать не успел? Прочитанное полностью согласуется с твоим внутренним миром, но долго хранилось где-то внутри, ожидая своего часа. В этом весь жанр эссе: писать только то, что тебе близко и интересно. Этот жанр субъективный, поэтому и оценка его может быть субъективной. То, что нравится мне – не вызывает эмоций у другого. Поэтому пишите отзывы по прочитанным работам – будем обсуждать вместе.

Приглашаю вас посмотреть и послушать видео песни «Моя собака» в исполнении Наталии Лансере, снятый каналом Детские песни Лансере.

Спасибо вам за внимание, дорогие читатели! Если вы хотите узнавать интересное в мире литературы, то подписывайтесь на обновление статей в рубрике "Литературное эссе". Также не забывайте рекомендовать статью своим друзьям в социальных сетях! Приглашаю посмотреть видеофильмы на моем канале You Tube.

Пусть у Вас всё будет хорошо, Вера.

Конечная заставка

Похожие статьи
Оставить комментарий
:p :-p 8) 8-) :lang: :lol: :-pp